Директор строительной фирмы: «Заказчики стали часто просить автокран на час»

С начала лета большинство специалистов строительной отрасли то и дело заявляют — рынок значительно упал по сравнению с прошлым годом. Конкуренция среди компаний высокая, и отсутствие крупных заказов серьезно отражается на выручке. И если крупные игроки справляются с ситуацией, переориентируя бизнес, то небольшие фирмы болезненно переносят даже незначительный спад. Александр Пацино, директор компании «АрТрайк», основное направление деятельности которой — сдача в аренду спецтехники, обсудил со Stroyka.by особенности работы в сезоне-2014.

— Александр, как давно ваша фирма работает на рынке Беларуси?

— Первая наша сделка состоялась в феврале 2012 года. В тот момент строительная компания, в которой я работал, получила крупные заказы, и встала необходимость организовать самостоятельную структуру для обеспечения стройки техникой. С тех пор мы обзавелись 7 новыми автокранами. Все старались брать в максимальной комплектации и с максимальными характеристиками в своей категории. Соответственно — они стоили дорого. Но был план на долгосрочную перспективу — занять свое место на рынке. Думаю, удалось. Этим летом купили 60-тонный кран, до этого — два итальянских экскаватора-погрузчика, другую технику. Планы на этот год? Ничего больше не планируем покупать. Ситуация на рынке усложнилась .

— Меньше работы в целом или меньше прибыль с единицы техники?

— Что касается рынка землеройной техники — работы стало меньше. Как мне говорят — стали выдавать меньше разрешений на земельные работы… Соответственно — меньше котлованов и так далее. Началось все в ноябре прошлого года, многие связывали это с подготовкой к чемпионату мира по хоккею. Не могу утверждать, что именно хоккеисты виноваты, но факт — с конца прошлого года наметился спад в количестве заявок и, соответственно, количестве работы. Сюда же добавим продолжающийся до сих пор кризис неплатежей. Сначала все ждали окончания чемпионата мира, якобы все силы и деньги ушли туда, а уж после появится оплата и вернется отложенный спрос на аренду техники. Но лично я не наблюдаю какого-то серьезного всплеска на рынке, особенно это касается экскаваторов-погрузчиков. Говорят, в Беларуси уже все построили (смеется — И. Т.).

Второй момент — по сравнению с прошлым годом серьезно упала цена. Что касается экскаваторов-погрузчиков, здесь много «натянули» ипэшники с так называемой «декретной» техникой, которую, если разобраться, они в аренду сдавать не имеют права, но активно свои услуги предлагают. Цена упала значительно по сравнению с прошлым годом, но ведь упал и спрос! Если в прошлом году мы экскаваторы для работы на своих объектах ждали, потому что была большая очередь, то в этом… И цена . В прошлом году 8-часовая машиносмена стоила 3 млн 400 тысяч рублей без НДС, а в этом мы готовы работать за минимальную цену 2 млн  800 тысяч рублей с НДС. Хорошо, что для нас основное направление — автокраны, и мы можем относительно безболезненно менять цену. Главное — чтобы отбивался лизинг и обслуживание. Хотя, конечно, хотелось бы и зарабатывать. Если бы цена сейчас была прошлогодней хотя бы в рублях — за лизинг ведь мы рассчитываемся в валюте, добавляйте инфляцию — то было бы терпимо. Но цена упала и в «белках». Почему так? Мало работы. Это говорят экскаваторщики. Все сидят без работы, это общая тенденция рынка.

— По «землеройке» понятно. А что с кранами?

— По аренде автокранов — цена опять же очень сильно упала даже в рублях. И заказчик пошел «тяжелый». Если раньше мы предоставляли автокран минимум на 8-часовую смену, и всех это устраивало, то в этом году заказчик подписывает часы по факту. Если договаривались на смену, а работы было меньше — подписывает по факту отработанные часы и «до свидания». Часто стали звонить с просьбой: «Дайте мне автокран на час»… В прошлом году люди просто не звонили с такими предложениями, потому что по первому же номеру им ясно давали понять, что 25-тонный кран на час — это невозможно! Сейчас они, по всей видимости, кран на час находят. Потому что когда слышат предложение по аренде хотя бы на полсмены — больше не перезванивают. Хотя полсмены с ездой по городу тоже не особо прибыльно, пусть и есть негласное правило: транспортировка крана — плюс час в оплату работы. В прошлом году было проще, никто так скрупулезно эти часы не высчитывал.

— Какой кран самый популярный у заказчика?

— Самый ходовой — это 25-тонник, конечно. Те же «Клинцы». А лучший… Кран, к покупке которого нужно стремиться, — Liebherr. Потому что российские краны в плане надежности очень далеки от совершенства, требуют постоянного сервисного обслуживания, приходится держать ремонтную бригаду. А это опять же расходы. С другой стороны, это обстоятельство позволило нам выделить новое направление бизнеса — стали оказывать услуги по ремонту спецтехники, арендовали цех высотой 30 м.

— А стандартная проблема по просроченной оплате осталась?

— Постоянно организаций 20–30 что-то нам должны. Если должны и не отдают — пишем претензии в суд. Который в этом отношении ведет себя четко — если есть путевые листы, то даже если заказчик не возвращает документы, по условиям договора они считаются согласованными и подписанными, и суд занимает сторону арендодателя. Другой момент, что даже после решения суда все равно «платежка» лежит месяцами — у организации нет денег.… Но такие случаи редкие, как правило, стараемся договариваться. Хотя бывает и нам сложно найти оборотные средства, чтобы погасить лизинг.

— Выручка минус лизинг — какой получается месячный доход?

— Реально ситуация такая: если нет переработки, то прибыли для фирмы тоже нет. По крайней мере у нас. Если делать калькуляцию бизнеса без переработки — она «в ноль». Слишком много расходов на обеспечение качественного обслуживания: диспетчерская служба, персонал, ремонтная бригада, транспорт… На все это нужны деньги. Если добавить сюда лизинг, то получается, если нет сверхчасов — заработка тоже нет. А вот если кран работает 7 дней в неделю, и не по 8, а по 12 часов — тогда уже можно зарабатывать. Но таких заказов все меньше и меньше. Крупные объекты строятся, та же атомная станция. Но, как правило, на них работают государственные застройщики, частнику туда попасть тяжело. Да и с оплатой там периодически бывают проблемы, а для нас как небольшой фирмы отсрочка больше чем на месяц может быть губительной. В основной массе частник работает на такого же частника, который задействует технику только тогда, когда у него есть необходимость. И всегда по максимуму — двигатель целый день не глушится, люди устают.

— Особенно устают те люди, которые реально хотят заработать.

— Мы практикуем вахтовый метод работы — 20 дней работы, 10 дней отдыха. За краном закреплен основной крановщик, а на эти 10 дней вместо него выходит «подменный». За редким исключением всех это устраивает, но есть крановщики, которые хотят побольше заработать, просят их не менять. Без проблем, мы можем какой-то кран оставлять без подмены, если человек хочет работать. Нам так даже проще.

— Работы стало меньше, цена за аренду упала. Значит, снизились и зарплаты у рабочих…

— Да, зарплату мы были вынуждены снизить в июне. Но снизили несущественно, на процент, который значительно ниже, чем процент, на который упала наша выручка. Сотрудники отнеслись к этому с пониманием, потому что все знают о сложившейся ситуации в строительстве, знают общие тенденции в этой сфере. Люди держатся за свои рабочие места, потому что понимают — не факт, что найдут новые, и там будут платить больше. Коллектив у нас остался прежним, все работают с пониманием, хоть и переработок, с чего строители имеют основной доход, стало меньше. Надеемся, что скоро все нормализуется.

Автор: Игорь Тур, Stroyka.by