Древесно-стружечная Эллада

Представьте, что вы не современный строитель, а древнегреческий. Направо — мрамор, налево — порфир, на заднем плане монтажники возятся с дорической колонной, сопровождая процесс установки экспрессивными цитатами из Гомера, а в центре стройплощадки вы — в позолоченной каске и пурпурной спецовке… Представили? А теперь забудьте.

Хотя славу Древней Греции и принесли постройки из камня, но начиналось все отнюдь не с них. Когда на рубеже III-II тысячелетия до н. э. греки-ахейцы принялись заселять Балканский полуостров, у них за плечами не было ни навыков каменного зодчества, ни дипломов специализированных древнегреческих ПТУ. Приходилось выбирать материалы податливей камня.

Парфенон по бревнышку

Леса занимают 25,4 % площади современной Греции и по качеству древесины, ее разнообразию и пригодности для строительства они явно уступают античным.

Швейцарский ученый Андре Боннар как-то задался вопросом: почему до нас не дошли древнегреческие скульптуры X-IX в. до н.э.? И сам на него ответил: потому что тогдашние изваяния богов не вытесывали из камня и не отливали из бронзы, а вырезали из дерева. В храмах, начиная от афинского Эрехтейона, традиционно самые почетные места занимали грубо вырезанные из дерева идолы-ксоаны, якобы упавшие с неба.

Слабо представить бревенчатый аналог Парфенона? А ведь наверняка когда-то были и такие… Сказанное Боннаром о скульптуре легко спроецировать на строительство. В ранний период деревянными были даже колонны храмов: например, в знаменитом храме Геры в Олимпии колонны из дерева лишь по мере износа заменяли на каменные. Афинский театр Диониса тоже первоначально был деревянным.

Храм Геры в Олимпии: когда-то эти колонны были деревянными

В гомеровскую эпоху (XI-IX в. до н. э.) жилые дома сооружались из дерева и сырцового кирпича, но уже в классическую эпоху (V-IV в. до н. э.) греки испытывали дефицит леса, а в период эллинизма (III-II в. до н. э.) Эллада обезлесила настолько, что лес для постройки зданий, кораблей, производства мебели и орудий труда приходилось импортировать.«Постепенно исчезли живописные сосновые и дубовые леса, покрывавшие горы; тонкий плодоносный слой выветрился и обнажились коренные известковые породы, теперь изъеденные карстом и покрытые скудной растительностью», — сентиментально вздыхают ученые. К этому времени (классической эпохе, воспринимаемой нами как «настоящая» Эллада из учебника или музея) греки перестают возводить капитальные деревянные строения.

Но дерево продолжают использовать — для галерей и портиков, крыш и межэтажных перекрытий, потолков и половых настилов, дверей, окон, лестниц и даже водопроводных труб. В стоечно-балочных конструкциях из древесины делались не только несущие деревянные балки и брусья — дощатыми были сплошные и решетчатые настилы, прокладки, облицовочные плиты и многое другое. Даже когда основным стройматериалом стал камень, из древесины изготавливались крепежные детали для соединения частей каменной кладки: квадров, плит, барабанов колонн и пр.

Античному деревянному зодчеству не повезло по двум причинам. Во-первых, сказался меньший, чем у камня и кирпича, срок жизни древесины. Во-вторых, сами археологи признают, что трухлявые, гнилые, полуразложившиеся фрагменты деревянных балок и досок, обнаруживаемые при раскопках, не вызывали у них особого интереса.

Эллинский ДОК

Зато письменные источники сохранили массу информации о древнегреческих технологиях работы с древесиной. Что касается валки леса, то тогдашние лесорубы трудились точно так же, как и сегодняшние, разве что в моде были обоюдоострые железные топоры.

Феофраст советовал рубить белую ель, сосну и пинию по весне, тутовое дерево, вяз, клен, ясень, бук и липу — в конце лета или в начале осени, дуб — зимой. Обусловлено это требованиями к материалу: валить деревья желательно после сокодвижения и созревания плодов; окорку стволов, которым предстоит остаться круглыми, легче производить, пока дерево в полном соку; отеске греки предпочитали подвергать свежесрубленную древесину. Из эксплуатационных характеристик дерева эллинов волновали в первую очередь прочность и износостойкость, основным конструктивным недостатком считалась подверженность гниению и образованию трещин.

Из-за дороговизны строевого леса в античную эпоху его заготовка и сушка регулировались строгими правилами. Например, римлянин Флавий Вегеций Ренат, основываясь на греческих источниках, советовал валить лес между 15 и 22-м числом: «Только дерево, срубленное за эти 8 дней, остается нетронутым гниением и трухлявостью, срубленное же в другие дни дерево еще в том же году, источенное изнутри червями, обращается в пыль… Самое полезное рубить деревья после летнего солнцеповорота, то есть в месяцы июль и август, и во время осеннего равноденствия, до январских календ (1 января), ибо в эти месяцы засыхают соки и потому дерево становится более сухим и крепким».

Выделялись три сорта леса: кругляк, пиловочник и лес для четырехгранной отески. Брусья и доски изготавливали двумя способами — с помощью пилы для продольной распиловки, напоминающей современную лучковую (впрочем, были у греков и двуручные пилы, а также ножовки), и с помощью забиваемых топором клиньев из той же породы древесины. Плиний Старший утверждал, что дранку производили именно вторым способом.

   Античные технологии продольной распиловки доски

Нарастающий по мере вырубки дефицит леса стимулировал импорт древесины — как кругляка, так и пиломатериалов и готовых изделий. Основными поставщиками первоначально были расположенные севернее и потому менее освоенные Македония и Фракия, затем юго-восточное Причерноморье, в эллинистический период — Киликия, Сирия, Италия. Главный рынок древесины располагался в македонском городе Амфиполе. Не факт, что строителям там были рады: ценные породы дерева чаще доставались отделочникам, высокопрочные — корабелам, однако строители «отыгрывались» за счет объемов поставок.

Прайс-лист на вагонку из Амфиполя

Следует признать: губа у античных строителей была отнюдь не дура. Например, в Афинах для построек использовались вяз, ясень, кипарис и кедр. В ценовом разрезе прайс-лист на эти материалы выглядел так: кубический фут (0,028 куб. м) сирийского кедра — 80 драхм, вяза или ясеня — 8–20 драхм. Историками зафиксированы и иные цифры из античных строительных смет: скажем, брусья из бука и дуба до 10 локтей длиной для строительства портика при храме на острове Делос в  209 г. до н. э. обошлись заказчику от 10 до 14 драхм 10 оболов за штуку.

Сосна ценилась, поскольку из нее можно было делать длинные прямые балки, а сама порода проявляла неплохую устойчивость к гниению и насекомым. Соответственно, вертикальные и горизонтальные балки, брусья и доски в эллинистический период были преимущественно сосновыми. В ели тогдашних материаловедов интересовали в основном прочность и легкость обработки, из нее изготавливались балки для крыш. Каменный дуб эллины применяли преимущественно в подземных частях строений, дуб малорослый, про который принято было думать, что он под нагрузкой сгибается, — для вертикальных балок и брусьев. Горизонтальные балки изготавливали также из фигового дерева, стропила — из белой акации (длиной в 12 локтей) или бука, потолки, двери и дверные косяки — из кедра, кипариса, можжевельника. Ореховое дерево античные источники рекомендовали применять для подземных частей зданий и для крыши. Очень распространенное и потому дешевое оливковое дерево признавалось пригодным для целого ряда работ: изготовления мелких балок, свай и, что особенно важно, крепления каменных квадров и барабанов. Роль универсальной древесной породы у античных плотников играли вяз и ясень.

От древнегреческого деревянного зодчества не осталось ни щепочки. Но глядя на мраморные шедевры эллинской архитектуры, стоит помнить: зачастую их прообразы были деревянными, да и друг к другу эти массивные каменные блоки крепились в основном с помощью дерева обычной оливы.

Автор: Кастусь Бульдозер, специально для Stroyka.by