Гидра коррупции на стройке. Немифические истории от помощника прокурора

То, что на стройке воровали, воруют и будут воровать — один из самых устоявшихся в обществе стереотипов. Stroyka.by решила выяснить, так ли это на самом деле. В качестве эксперта выступил старший помощник прокурора города Минска Сергей Балашев.

Существует так называемый «пул коррупционных преступлений» — в него неофициально входят те сферы, в которых коррупция особенно сильна: госуправление, промышленность, энергетический комплекс, образование, торговля, здравоохранение и… строительство. Карты в этой колоде могут тасоваться, но суть от этого не меняется: любовь к легкой наживе всегда будет там, где созданы для этого условия.

По данным прокуратуры Минска, строительная сфера в I полугодии 2014 г. находилась на отнюдь не почетном третьем месте по количеству коррупционных дел, переданных в суд. Только минскими правоохранительными органами закончено расследование 29 уголовных дел (за аналогичный период в 2013 г. их было всего 9). Больше только в системе госуправления и торговле (55 и 37 соответственно).

Сергей Балашев считает, что одной из вероятных причин можно считать саму специфику отрасли: «Строительство — это огромные капиталовложения, здесь крутятся серьезные деньги. И не все могут избежать соблазна легко обогатиться».

Коррупционеры проявляют недюжинную смекалку, разрабатывают сложные схемы, но с точки зрения Уголовного кодекса квалификация их действий не отличается особым разнообразием. За 9 месяцев текущего года в Беларуси закончено производство по 102 уголовным делам, связанным с коррупционными преступлениями в сфере строительства. Из них 54 — хищения путем злоупотребления служебными полномочиями, 24 — злоупотребление властью, 13 — получение взятки, 8 — дача взятки.

Stroyka.by вместе со столичной прокуратурой подобрала типичные примеры «строительных» преступлений.

Похитить и скрыть

Сергей Балашев уверен, что на стройке «один человек вряд ли что-то может сделать. Есть прораб, другие должностные лица, проще говоря — группа лиц». Для работы преступной схемы главное — подобрать исполнителей, у которых хорошо наметан глаз на то, что плохо лежит. При этом каждому из преступников достается своя роль.

Яркий пример — уголовное дело, одним из фигурантов которого был на тот момент ведущий инженер отдела по строительству особо важных объектов КУП «УКС Мингорисполкома». Его «фишка» — «пособничество другим лицам в виде заранее обещанного приобретения в дар имущества, добытого преступным путем». Проще говоря, помогал воровать.

По мотивам активной деятельности экс-инженера правоохранителям можно было снимать сериал: в каждой серии фактически новые персонажи. Так, в одном из эпизодов группа товарищей при попустительстве «прикормленного» экс-инженера, используя свои служебные полномочия, похитила керамический кирпич и песок на общую сумму свыше 4,5 млн рублей. В другом эпизоде при «заинтересованном» попустительстве указанного должностного лица исчез все тот же керамический кирпич, а также тротуарная плитка на сумму свыше 4,8 млн рублей.

Экс-инженер также обвиняется в получении выгоды имущественного характера в виде неоднократного использования двух автомобилей МАЗ и автокрана «Ивановец». Но основной задачей уполномоченного из КУП было «подчищать» документацию. Во многих махинациях фигурировал один из филиалов ОАО «Минскпромстрой», заместителю директора которого также предъявлено обвинение в коррупции.

В итоге уголовное дело было возбуждено в отношении 6 человек, причем, как говорил Глеб Жеглов, ст. 210 УК («Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями») у всех была написана на лбу, а экс-инженеру еще и предъявлено обвинение в получении взятки (сразу по нескольким частям статьи), а также в пособничестве.

На данный момент материалы этого уголовного дела рассматриваются судом.

Злоупотребить

Коррупционерам должна быть знакома и ст. 424 УК («Злоупотребление властью или служебными полномочиями»). В частности, по ней был осужден бывший директор ЧСУП «ИмениеСтрой». Он, выступая генподрядчиком по объекту «Малоэтажные жилые дома, не относящиеся к домам повышенной комфортности, в пос. Озерище», вносил недостоверные сведения в акты выполненных работ. В результате путем умышленного завышения объема этих работ экс-директор причинил ущерб ЖСПК на сумму не менее 790 млн рублей.

Старший помощник прокурора Минска Сергей Балашев отмечает, что в данной ситуации преступником были опробованы две схемы: «В одном случае он значительно завышал стоимость работ и используемых материалов. Во втором — не выполнял требуемые работы, хотя в актах они значились как выполненные». Итог деятельности горе-директора — три года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии усиленного режима.

Решение вопроса

По устоявшемуся мнению, ст. 430 УК («Взятка») — визитная карточка любого коррупционера. Взятка может быть способом расчета за больничный лист или «мудрое» управленческое решение. В сфере строительства взяточничество хоть и не является лидером среди преступлений, но и редкостью его не назовешь. Как пример — уголовное дело в отношении бывшего замначальника строительного управления. Он в течение фактически полутора лет в несколько этапов принимал «благодарность» от предприятия за заключение договора поставки и позже — за составление и отправку заявок на стройматериалы. Замначальника был задержан при передаче ему 500 долларов.

Найти и доказать

То, что в этом году в Минске значительно выросло число выявленных преступлений в строительной сфере, Сергей Балашев связывает с активизацией деятельности правоохранительных органов. Это не значит, что раньше все было пущено на самотек, просто коррупционным преступлениям свойственна высокая степень латентности. Да и дела сами по себе сложные. «С быстрым доказыванием факта получения взятки проблем не возникает, поступил сигнал — правоохранительные органы четко сработали. Расследование более сложных коррупционных дел — длительный процесс. В отчетности у преступников, как правило, все красиво. Приходится выезжать на объекты, смотреть, какой объем работ реально выполнен, а что — только на бумаге. Сверка, назначение ряда экспертиз — все это занимает время. Долго дела рассматриваются и в судах. Сразу скажу, оправдательные приговоры здесь — большая редкость. Лично я за последних несколько лет не припомню ни одного».

Будьте бдительны

В арсенале белорусского правосудия помимо карательного инструмента есть еще и предупредительный. Так, в Законе «О борьбе с коррупцией« есть ст. 20 («Правонарушения, создающие условия для коррупции») и ст. 21 («Коррупционные правонарушения»). Их можно назвать профилактикой, выявлением деяний, которые пока не находятся в поле уголовного законодательства и напрямую не являются коррупционными преступлениями. В таких случаях прокуратурой вносится представление либо возбуждается дисциплинарное производство.

Конкретных примеров в строительной отрасли в последнее время не было, но Сергей Балашев рассказал, за что можно попасть, как говорится, на карандаш: «Например, умышленно создаются благоприятные условия для того, чтобы тендер выиграл родственник или знакомый организатора тендера. На этом этапе нет квалифицирующего признака преступления, за которое можно привлечь к уголовной ответственности.

Или, например, распространенная практика — использование техники предприятия в личных целях. Допустим, человеку надо отвезти на свою дачу строительный материал, и он для этого задействует технику организации. Это еще не преступление, но коррупционное правонарушение — однозначно».

Автор: Евгений Кечко, специально для Stroyka.by. Фото: "Белгазета", "Ежедневник"