Пошлины, простой на границе и широкая колея: как мы защищаемся от импортного цемента

Строительный рынок Беларуси пусть и небольшими темпами, но растет. Это обстоятельство делает его лакомым куском для производителей цемента из стран-соседок, у которых дела обстоят куда хуже. Но в модернизацию цементной отрасли были вложены колоссальные средства, поэтому защитить отечественный рынок — задача, без преувеличения, государственной важности. Как она решается, рассказал Игорь Трофимов, начальник Международного информационного центра, заместитель директора ГП «Институт жилища — НИПТИС им. Атаева C. C.».

В настоящий момент мощности производства стройматериалов в Беларуси значительно превышают потребности страны по большинству основных наименований. Поэтому активно осваиваются рынки сопредельных государств, в основном российские. Но, чересчур увлекшись экспортом, можно отдать свой рынок, который понятен и административно регулируем. Это, по мнению эксперта, недопустимо.

«Наш рынок для партнеров и конкурентов весьма привлекателен хотя бы потому, что ни кризис 2008 года, ни девальвация 2011-го не дали провала по темпам инвестиций в отрасль. Пусть медленно, но мы растем, чего не скажешь о соседях», — рассказал Игорь Трофимов.

Что касается цемента, то на сегодняшний день в Беларуси есть три завода с иголочки. В их модернизацию вложено 1,5 млрд долларов, мощности освоены на 80–90 %. Но и конкуренты не дремлют.

«Если посмотреть на карту, многое станет понятно. Украина имеет 12 цементных заводов (правда, один под Донецком закрылся — там невозможно работать, нет коммуникаций). При этом в прошлом году украинская стройотрасль имела 20 % спада по сравнению с докризисным 2007-м. О теперешней ситуации и говорить не приходится... А 11 заводов продолжают работать. Куда им деть цемент? В Польше — узкая колея, Россия закрылась пошлинами, в Турции цемента хватает. Остаемся только мы.

Похожая ситуация и с прибалтийским цементом. Там три модернизированных завода, а до недавнего времени увидеть башенный кран, к примеру, в Вильнюсе было проблематично.

От польского цемента, к счастью, нас защищает все та же узкая колея. Прав был царь, хотя он думал больше об армии.

В России огромный рынок: потребление — 70 млн тонн в год, но избыточность производства составляет 12 млн тонн, и их тоже надо куда-то продавать», — обрисовал ситуацию Игорь Трофимов.

Как видим, вокруг наших границ много цементных заводов. И в начале 2014 года белорусский рынок атаковали все. Рост импорта составил 200 %, пришлось в авральном порядке вводить защитные меры.

Во-первых, ввозной пошлиной в 12 % был закрыт доступ западному, в частности прибалтийскому, цементу.

Во-вторых, были введены нетарифные ограничения: квотирование и лицензирование импортного цемента из стран, не входящих в Таможенную тройку.

В-третьих, для «особо наглых», как сказал эксперт, срабатывают механизмы технических процедур. Например, белорусская сторона может заявить: мол, цемент, похоже, некачественный, способен нанести вред здоровью и вообще непригоден для строительства. Состав задерживается и проходит лабораторный анализ 32 (!) дня, после чего выносится положительное заключение — цемент в норме. Но что станет с ним за это время? А сколько будет стоить простой вагонов? После таких издержек импортировать цемент расхочется надолго.

«Что касается России, то с ней были заключены межправительственные договоренности, довольно выгодные для Беларуси: они продают у нас, мы продаем у них. Это позволило экспортировать в Россию около 2 млн тонн цемента в год», — рассказал эксперт.

Есть и естественные инструменты защиты, например транспортные издержки. Если тонну металлоконструкций можно везти хоть до Владивостока, то с цементом логистика другая: тонна стоит 60 долларов, перевозка, к примеру, из Москвы — 16. Тут еще надо хорошо подумать: везти или не везти.

Но самая идеальная мера защиты, по мнению Игоря Трофимова, — низкая цена. «Модернизация отрасли дала возможность белорусскому цементу конкурировать с любым производителем в зоне логистической доступности. Если бы модернизация не была проведена, мы не только не получили бы тех экспортных денег от продажи 2 млн тонн, но и потеряли бы свой рынок. Это я говорю тем скептикам, которые любят порассуждать о “закопанных бюджетных средствах”.

Кроме того, переход на уголь в производстве цемента дал нам определенный запас ценовой устойчивости, который позволяет сейчас в условиях снижения в России цены на цемент (в долларовом эквиваленте) оставаться на плаву. В будущем и вовсе планируется сжигать не уголь, а мусор, в том числе бытовой», — заявил Игорь Трофимов.

После принятия всех мер (с лета этого года) импорт цемента в Беларуси находится на уровне 15 %.

В заключение эксперт добавил, что категорически возмущен заявлениями о неконкурентоспособности белорусских стройматериалов: «Экспорт щебня вырос на 300 %, цемента на 40 %. Вообще не завозятся в страну и активно экспортируются блоки из ячеистых бетонов, кирпич, ЖБ-изделия. Раз оно все такое плохое, что ж его тогда все покупают?»

Автор: Екатерина Кулабухова, Stroyka.by