Античная крыша, или О чем молчат лесбийские поэтессы

Вы стихи давно читали? А древнегреческие? Вообще, на стройплощадке декламировали что-нибудь лирическое? Давайте попробуем почитать, предваряя разговор о древнегреческих крышах творчеством древнегреческих поэтесс.

«Выше стропила, плотники! Входит жених, подобный Арею, выше самых высоких мужей», — один из самых известных фрагментов произведения легендарной поэтессы Сафо (Сапфо), жившей в VII–VI вв. до н. э. на острове Лесбос. Догадались, откуда пошли словосочетание «лесбийская любовь» и термин «сапфизм»? Да, большинство стихотворений Сафо посвящены любви и обращены к женщинам.

Позднее, правда, возникло предание, будто она сбросилась со скалы от неразделенной любви к паромщику Фаону, но все мы в курсе, как действительно обстоят дела с паромщиками у творческих личностей, визажистов и звезд эстрады.

Стропила в эпиталаме (свадебной песне) как раз к месту — это примерно как у славян на свадьбе родня провожает молодых в горницу, где невесте предстоит долго разглядывать потолок и стропила. Несомненно, Сафо знала, о чем писала. Но о подробностях конструкции древнегреческой крыши она умолчала.

Чем крышуем?

Сначала о материале. Воспетые Сафо стропила — из белой акации, крупные балки — из ели или фигового дерева, мелкие — из орехового или оливкового дерева. Понадобится еще смешанный с глиной тростник — он придаст устойчивости черепичной кровле и поспособствует сохранению благоприятного микроклимата в жару.

Теперь о самой черепице. Она могла быть плоской или выпуклой и изначально представляла собой кирпич-плинфу, только тоньше. Производилась черепица в гончарных мастерских. В одних полисах такие предприятия функционировали, в других — нет: то ли из-за отсутствия глины соответствующих сортов, то ли из-за доступности импорта.

Технология проста: сначала глина раскладывается по формам, затем обжигается в керамических печах. Кое-какие изыски в нее привнесла только эпоха эллинизма: например, желобки для стока воды к карнизу (у плоской черепицы) или темно-красную облицовку, повышающую прочность. Иногда черепица покрывалась дегтем. У культовых и общественных сооружений чаще была мраморной, чем глиняной. Мраморную черепицу изобрели в 480 г. до н. э. на острове Наксос, изобилующем наждаком, легко поддающимся распиливанию.

Мраморные черепицы Храма в Рамнунте

Ответ на вопрос, как появилась глиняная черепица, дает Витрувий: сперва люди «строили стены из высушенных комьев глины, скрепляя их сверху лесом, а для защиты от дождя и зноя покрывали тростником и листвой. После же, так как такие крыши не могли выдержать дождей в зимнюю непогоду, они стали делать скаты и отводили воду по обмазанным глиной наклонным крышам». Во времена Витрувия (2-я половина I в. до н. э.) на афинском ареопаге еще сохранилось древнее здание с крышей из необожженной глины (аналога кирпича-сырца). В Массилии римский архитектор обнаруживает строения, крытые вместо черепицы землей, сбитой с рубленой соломой, а на Капитолии — соломенные крыши хижины Ромула и древних святилищ. А вот как Ветрувий описывает конструкцию крыш жителей Колхиды (современной Грузии): «Обрубая концы поперечных балок, они перекрещивают их, постепенно суживая, и таким образом с четырех сторон выводят их кверху в виде пирамид, покрывая их листвой и глиной, и варварским способом строят на башнях шатровые крыши». Ага, варвары все делают неправильно — правы только греки и римляне…

Неприятие колхидской технологии связано с тем, что в эллинистической архитектуре, перенятой и усовершенствованной римлянами, господствовала двускатная крыша либо односкатная с уклоном. Античные крыши практически не сохранились, и нам при их реконструкции приходится доверять в основном письменным источникам.

Чтобы крыша не поехала

Посмотрим на эллинскую крышу не поэтически, не материаловедчески, а сугубо конструктивно. Как подтвердит вам любой прораб, главное в строительстве — смета. Именно по смете на постройку арсенала в Пирее (IV в. до н. э.) Огюст Шуази реконструировал кровельные конструкции греков.

Итак, берем строение, в котором нет достаточного количества подпорок для двускатной крыши. В этом случае эллинская кровельная конструкция серьезно отличается от современной: все ее части испытывают силы сжатия, но никогда — растяжения. Напротив, в современных кровельных конструкциях стропильная связь испытывает растяжение за счет стропильных ног, а в середине поддерживается бабкой. Шуази доказал, что эллинская кровля подчинена функции несущих балок и воспроизводит в камне деревянные древнегреческие крыши архаического периода, более того — формы и пропорции дорийского ордера прямо вытекают из форм и пропорций деревянной кровли.

Стропильная конструкция арсенала в Перее

Итак, главный элемент кровли — балка, которая посредством брусков поддерживает тяжесть среднего прогона и крыши. Стропильные ноги не скреплены со связью. Связь подвергается не растяжению, а прогибу и представляет собой не скрепу, а балку.

Балка, перекрывающая пролеты между колоннами, состоит из двух одинаковых брусьев, разделенных между собой распорками во избежание самовозгорания дерева, и, одновременно, соединенных сжимами, укрепленными с помощью штырей.

«На балке покоятся переводы такой же толщины в поперечном сечении, как и балка, что объясняется большой глубиной портиков в храмах архаического периода. Брусья не только представляют собой балки, поддерживающие потолок, но и несут посредством стоек и тяжесть обрешетки», — реконструирует античную кровлю Шуази. И признает: эта конструкция сильно уступает современным, поскольку «поперечное сечение сильно нагруженных в середине их длины переводов (P) должно было быть огромным».

Это имело следствием банальный дефицит деревянных брусьев необходимой длины и толщины. В арсенале Пирея ширина центральной галереи портика колеблется в пределах 4–7 м и даже более, для ее перекрытия требуются балки с поперечным сечением 0,67–0,75 м. А если здание больше? Где найти деревья-исполины для гигантских балок? Неудивительно, что, по сообщению Страбона, храм в Милете так и остался без перекрытия «по причине своей колоссальной величины». И это не единственный гигантский долгострой — такова судьба и храма Аполлона в Дидиме, и храма Зевса Олимпийского в Афинах.

Храм Аполлона в Дидиме: реконструкция (фото сверху) и руины (фото снизу)

Какие-то эксперименты с кровельными конструкциями в античности наверняка проводились, но дошедший до нас древнегреческий стандарт предполагает двухскатную коньковую крышу с характерными треугольными фронтонами. У любого из нас словосочетание «памятники архитектуры», в общем-то, и ассоциируется с двумя действиями: 1) задрать голову, полюбоваться фронтоном, 2) прогулятьсяся и сфотографироваться под колоннадой. Шуази упоминает, правда, и четырехскатную крышу базилики в Пестуме, но постройка это архаическая и не вполне характерная для Эллады.

Ладно, со стропилами разобрались. Типов обрешетки у эллинов было два: на стропилах укладывали с интервалом в 3 пальца доски толщиной в 1 палец и шириной в 5 пальцев либо чередовали через 0,23 м запущенные в паз брусья квадратного сечения. Обрешетка обшивалась досками, пространство между стропилами, обрешеткой и обшивкой заполнялось уложенными перпендикулярно друг другу двумя слоями тростника, затем обрешетку промазывали знакомой нам саманной смесью (глина + солома) толщиной в три пальца.

Только после этого укладывалась черепица — плоская и выгнутая (на швах). Кладка производилась рядами, от конька к карнизу, соединялись соседние черепицы при помощи выемок-зарубок на краях. Стропила и брусья, торчащие из-под крыши, маскировали терракотовыми плитами, прибитыми к дереву. И не только по эстетическим причинам, но и ради защиты от внешнего воздействия: дерево, как известно, при соприкосновении с водой имеет привычку гнить.

…Видимо, напрасно Сафо ограничилась лишь одним упоминанием стропил — помимо них в древнегреческих кровельных конструкциях было еще немало интересного, пусть и совершенно не соответствующего современным строительным стандартам.

Автор: Кастусь Бульдозер, специально для Stroyka.by