Доктор архитектуры С. Сергачев о белорусском стиле, предках и ставнях-оберегах

Можно ли назвать белорусов прирожденными строителями и архитекторами? Stroyka.by решила разобраться в этом нелегком вопросе. А поможет нам профессор, доктор архитектуры Сергей Сергачев, недавно мы уже беседовали с ним о современных тенденциях в столичной застройке.

О стилях

Меня часто спрашивают, какой архитектурный стиль свойственен Беларуси больше остальных. Но я не могу, увидев какое-то архитектурное решение, сказать: «Вот это наше, белорусское». Дело в том, что в Беларуси никогда не было резких границ — ни природных (морем и горами не отрезаны), ни административных (мы отделялись, нас присоединяли), — в результате у нас много общих черт с Польшей, Россией, Украиной, Литвой. Но при этом у меня есть свое представление о белорусском в архитектуре. Это что-то честное, правдивое, искреннее, с традициями.

Например, когда-то начали строить деревянные домики, не отступаем от этого и сейчас.

Не буду утверждать, что сруб — это наше все, но жить в деревянном доме однозначно полезнее, чем в панельном, укутанном металлической арматурой. Белорусам не надо что-то придумывать, пытаться удивить. Мы в этом плане — не Арабские Эмираты. Конечно, можно и у нас сделать что-то огромное, с большими пролетами, но потом встанет резонный вопрос — как это все топить. В том же Дубае такой проблемы нет, да и финансовые ресурсы у них другие. Я не сторонник того, чтобы за кем-то гнаться.

О шарлатанстве

В 1980-х, занимаясь сельским строительством, мы разбирались в инновационных на тот момент вещах — солнечных батареях, ветряных генераторах. Уже тогда я сделал для себя вывод: говорить, что для Беларуси это едва ли не решение всех проблем, — шарлатанство. Небольшую проблему решить можно, но энергии той же солнечной батареи в наших условиях хватит, чтобы посмотреть сторожу телевизор на какой-нибудь базе. Солнце у нас бывает несколько месяцев в году, зачем что-то усложнять.

О ренессансе

В сельском туризме возрождается то, что, казалось, было почти убито в нашей архитектуре и строительстве бумагомаранием, некой академичностью, стандартизированностью. Раньше как было: мужичок, который строит дом, он в одном лице и заказчик, и строитель, и жилец. А теперь заказывают у кого-то проект, приглашают строителей, а потом сидят и думают, почему в доме так холодно.

Нынешний сельский домостроитель живет по старым канонам — мимо него ничего не проходит. Во-первых, в случае чего пострадает его репутация как хозяина, во-вторых, в популярном сегодня агротуризме все делается с учетом возможной финансовой прибыли. Люди заранее думают, как будет эксплуатироваться система отопления, какие нужны материалы и т. д. Еще и конкуренция — всегда найдутся желающие построить что-то посимпатичнее и поудобнее. Неудивительно, что именно в сфере сельского туризма начинает просыпаться «народное творчество».

О предках

Меня иногда спрашивают, можно ли белорусов назвать прирожденными строителями. Даже небольшой исторический экскурс подтверждает, что наши предки могли строить все что угодно. Яркий пример — построенный в XVIII веке деревянный театр в Несвиже, который насчитывал четыре яруса лож!

Еще один любопытный факт: в Ярославском крае есть исторически известная река Сить, на берегах которой проходили военные сражения. В XIX веке ученые обратили внимание, что там проживают люди с необычным говором, виртуозно орудующие топором. Исследователи начали разбираться и выяснили, что Иван Грозный в свое время переселил в те края людей с «дзеканнем» и «цеканнем» (читай: белорусов). Собственно, они и начали заниматься расписной резьбой домов, которой Россия гордится до сих пор.

О строительных ошибках

Меня сильно возмущает, когда при возведении частных домов не учитываются климатические условия региона. В частности, далеко не всегда стены надежно закрываются от дождя, причем эту ошибку допускают не только любители, строящие для себя, но и профессионалы, работающие по заказу. Вроде бы посчитали толщину стены, проверили ее на теплотехнику, но забыли, что при намокании стенового материала его характеристики становятся другими. Причем этих проблем можно было бы избежать, если бы владелец не решил сэкономить на свесах кровли. Ну, добавь ты лист, увеличь расстояние от конца крыши хотя бы до 40 см, сделай хороший склон. Нет же, будет экономить! Рядом с моей работой есть квартал, застроенный добротными домами, но на некоторых из них кровля едва выступает за край стены. Жди неприятностей.

Еще люди, накрывая крыши, не всегда владеют углами наклона. Допускают много ошибок и при строительстве дымоходов — этот элемент у нас, к сожалению, профессионально утрачен. Люди не понимают, что дымоход должен иметь выступы, чтобы вода под кровлю не затекала.

Об экономии

Во многих регионах Беларуси можно встретить старые дома из глины. Но это не приверженность интересному архитектурному стилю, а желание сэкономить. В свое время слышал историю от человека, который в 1920-е годы участвовал в строительстве такого дома: «Накопали с батькой глины, привезли во двор, смешали с песком и мелко покрошенной соломой. Сами ходим, телега ездит — “стройматериал” перемешивается. Дальше заложили полученный раствор в опалубку, проложили хворостом, как арматурой, добавили воды — вот и стеновой материал».

Есть интересный дом в Мостовском районе. У хозяина в свое время не хватило денег на строевой лес, он взял лес на дрова. Порубил его на поленца, выложил на глиняном растворе — вся деревня смеялась, поскольку никто так не строил. Однажды случился пожар, фактически вся деревня выгорела, а в этом доме только соломенная крыша пострадала, да торцы поленцев обгорели, но внутрь огонь не пошел.

Об «импорте»

Иностранцам нравится белорусское домостроение. К нам в гости как-то приезжал президент европейской ассоциации колористов. Мы его возили в Мирский замок, так по дороге его заинтересовали обычные деревянные дома — желтый сруб, белые окошки… Он говорит, что у них такого нет.

Кстати, давно известен интерес иностранцев к нашему украшению окон — наличникам, ставням… Это, между прочим, не только архитектурные решения: в давние времена оконные украшения использовались в первую очередь как обереги — чтобы злая сила не могла в дом проникнуть. Это потом с развитием лесопильного производства, с появлением тонкой доски оконные украшения стали модой.

О неприемлемом

В белорусской архитектуре никогда не было фокусов — все просто и понятно. Поэтому удивляюсь, когда в белорусском современном домостроении появляются агрессивные формы, асимметрия, нагнетание страстей. Наше должно быть умиротворяющим, успокаивающим, располагающим к восприятию.

Существует немецкая конструктивная система фахверк: деревянный каркас с заполнением промежутков между его элементами кирпичом или глиной.

Для Германии это хорошо — там тепло, виноград растет, а у нас кирпич с глиной промерзнут. Но наши нередко берут фахверк на вооружение. Съездят за границу, насмотрятся, построят дом из газосиликата, а потом начнут доски набивать. Это обман, фальшь — я против этого. Давайте строить то, что свойственно нам!

Автор: Евгений Кечко, специально для Stroyka.by