Щебень, люди и БелАЗы: репортаж Stroyka.by из Микашевичей

Три часа в дороге и вот он — Микашевичский гранитный карьер — место уникальное во всех смыслах. Пейзаж — будто и не родная Беларусь вовсе, а вообще другая страна, или нет — даже другая планета. Но мы приехали не столько полюбоваться красотами, сколько узнать, как работается отечественному монополисту по производству гранитного щебня в условиях кризиса.

«Сегодня каждый, кто отгрузил машину щебня, — наш конкурент»

РУПП «Гранит» — одно из крупнейших в Европе предприятий по добыче и переработке плотных горных пород. Годовой объем выпуска щебня 16 млн тонн.

«Время сейчас непростое, мощности предприятия загружены на 75 %, порядка 13,5 млн тонн в год. Больше добывать нет смысла: все, что сверх этого, ляжет на склад. Раньше на мелкий опт мы не отвлекались, грузили баржи, железнодорожные составы, но теперь тот, кто может купить машину щебня, — наш клиент, а тот, кто может продать, — наш конкурент.

Прошли те времена, когда мы не успевали отгружать, и даже те, когда мы отгружали в долг. Теперь и рады бы сказать, что берите, заплатите потом, но и на таких условиях клиентов найти непросто. Однако предприятие продолжает работать круглосуточно, люди получают зарплату, начался сезон, так что в будущее смотрим со сдержанным оптимизмом», — рассказал Stroyka.by гендиректор РУПП «Гранит» Эдуард Гаврилкович.

Снижение темпов строительства у нас и у ближайших соседей — далеко не единственная проблема, с которой столкнулась отрасль. Наращивание поставок дешевого украинского щебня серьезно ударило по российскому и белорусскому рынку.

«Украинцы демпингуют, внутренний рынок у них мертв, а щебень из 70 карьеров куда-то нужно продавать. Они предлагают цену, которая для нас неприемлема. Я не могу, как они, платить своим рабочим зарплату 80 долларов. И не хочу! У нас другая страна, другой уровень жизни. Стараемся максимально снижать издержки, делать упор на качество, расширение ассортимента и безупречное исполнение обязательств. Но, чтобы вы понимали масштаб проблемы, скажу, что два года назад в сезон в Москве тонна щебня стоила 45 долларов, сегодня 9 долларов.

Россия пытается защититься от украинского щебня, в июле планируется принять соответствующее постановление правительства. Для нас это хорошо треть объема продукции идет на российский рынок. Но мы должны принимать меры, чтобы украинский щебень не хлынул в нашу страну», — отметил Эдуард Геннадьевич.

БелАЗы, горы щебня и крымские арбузы

Схема производства гранитного щебня довольна проста, разработана еще 40 лет назад, когда в 60-е годы прошлого столетия геологи нашли в районе Микашевичей большие залежи качественного строительного камня, очень нужного для стройотрасли БССР. Первый взрыв породы, довольно скромный по теперешним меркам, состоялся в 1973 году.

«Раньше мы использовали твердую взрывчатку, закупали за рубежом, потом ученые из НАН Беларуси разработали для нас жидкую, знаете, как в американских фильмах, два вещества смешиваются, и происходит взрыв», — рассказал Валерий Малышев, заместитель гендиректора по качеству.

Взрывчатка закладывается при помощи буровых установок. Каждую пятницу на предприятии производят взрывные работы, технику отгоняют, чтобы не повредить ее разлетающимися обломками породы. После взрыва в карьер возвращаются экскаваторы, затем вереницей съезжаются БелАЗы — гордость белорусского автопрома.

Постепенная замена на «Граните» 42-тонных машин на 60-тонные — один из резервов экономии: меньше рейсов и водителей, меньше расход топлива.

«Еще более вместительные машины покупать смысла нет, во-первых, они уже не подойдут для существующих дорог и бункеров приема, во-вторых, гранит — не уголь, порода тяжелая, придется укреплять кузов, так что 60-тонник — это оптимальный вариант», — считает Валерий Малышев.

БелАЗ за один рейс до карьера и обратно проходит 8 км, потребляет 16,5 л за поездку (расход почти 200 л на 100 км). Скорость движения не выше 40 км/ч. Смена водителя длится 12 часов. Зарплата до зимней девальвации составляла около 1000 долларов, теперь меньше.

«Это гостям тут все интересно, а мы привыкли: работа — она и есть работа. Не из легких, конечно, но такую зарплату, как здесь, на периферии сложно найти. Что касается БелАЗа, то машина нормальная, управляется легко, две педали — газ и тормоз, надо только привыкнуть к габаритам. Зимой работать сложнее, скользко, приходится ехать медленно, но на моем веку происшествий не было», — рассказал нам один из водителей самосвала-гиганта.

В машину загружают глыбы до 1200 мм в любом линейном размере. Все, что больше, экскаваторщики оставляют в карьере, где камни потом повторно взрываются. Самосвалы выгружают породу в бункеры дробилок, где она в несколько этапов размалывается до необходимой фракции.

Производство очень энергоемкое, основные узлы оборудования из-за больших нагрузок приходится часто менять. Но на предприятии заверили, что инвестиции в модернизацию, несмотря на сложную экономическую ситуацию, не прекращаются: ведь чем новее и современнее линия, тем она экономичнее. На предприятии установлены французские, финские и российские дробилки.

На заключительном этапе щебень сортируется, складируется и затем отгружается потребителю.

«Вот вам и ответ на вопрос, почему на сегодняшний день мощности не загружены на 100 %», — показывает на гору щебня зам по качеству.

 

Весь процесс добычи, транспортировки и дробления контролируется на диспетчерском пункте.

Бо́льшая часть поставок щебня осуществляется по железной дороге, на втором месте — автомобильный транспорт, и совсем немного — по реке. Еще в советские времена был прокопан судоходный канал, соединяющий предприятие с рекой Припять и далее с Черным и Балтийским морями.

«Далеко щебень возить невыгодно, даже по воде. Например, в Крым могли бы поставлять, там сейчас активная стройка, деньги бюджетные, программы. Но туда мы довезем, а обратно порожняком плыть не будешь. Думали арбузы на баржи грузить. Ну, загрузим раз, а потом что, куда столько арбузов?» — то ли в шутку, то ли всерьез делился размышлениями гендиректор.

Работы по «Ситницкому» тормозятся сознательно

Карьер в Микашевичах уже имеет глубину порядка 150 м и площадь 660 га. И хотя запасов хватит еще не на один десяток лет, разработана программа по освоению новой площадки — месторождения строительного камня «Ситницкое».

«Сейчас наращивать производство было бы неправильно. Но ситуация может в любой момент измениться, нужно быть готовыми в случае необходимости в кратчайшие сроки добавить эти 9 млн тонн в год с нового месторождения. Сейчас продолжаются проектные работы, мы уже подвели на площадку электричество, но, повторюсь, осваивать новое месторождение пока нет смысла», — заявил Эдуард Гаврилкович.

Раздавать жилье сотрудникам — это неправильно

Помимо собственно добычи и переработки горной породы РУПП «Гранит» содержит санаторий, агрокомплекс и местный бассейн.

«Работа тяжелая, условия труда вредные, поэтому оздоравливать сотрудников мы обязаны. Это правильно, и предприятие на этом не экономит. Бассейн — скорее общественная нагрузка, доходов он не приносит. А "Агрогранит" — это, как и у многих крупных предприятий, навязанное хобби. Скажу вам одно, добывать и перерабатывать горную породу легче, чем заниматься сельским хозяйством», — поделился Эдуард Гаврилкович.

Что касается социальной поддержки, то принципиальная позиция гендиректора такова: «Я стараюсь делать все для того, чтобы человек на предприятии за свой труд получал высокую зарплату. И если работник сможет, не просто работая, а вкалывая, построить жилье — я буду считать свою задачу выполненной. Даром человек ничего не должен получать, я в этом убежден».

В конце года РУПП «Гранит» отмечает юбилей — предприятию исполняется 40 лет. На вопрос, как будете праздновать, гендиректор отшутился, что юбилей в декабре, как раз к зиме будет понятно, отмечать с размахом или без.

«Людям праздник нужен, особенно дата такая — 40 лет, еще работают те, кто стоял у истоков, им это важно, это их жизнь».

Автор: Екатерина Кулабухова, Stroyka.by. Фото автора