Минск после войны. Вехи восстановления и строительства

Близится 3 июля — день освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков, а также День независимости нашей страны. Чуть более 70 лет назад, в июле 1944 года, перед теми, кто освобождал город, предстало ужасное зрелище: горящие здания, опутанные колючей проволокой городские кварталы, обугленные печные трубы и руины. В Минске было разрушено около 80 % жилого фонда. Все это предстояло восстановить, а те здания, которые восстановлению не подлежали, — снести и построить на их месте новые.

Работы по расчистке города от битого кирпича и камня, сломанных оконных рам, кусков стекла, искореженных металлических балок начались сразу же после освобождения Минска. Однако не везде это было возможно. Дело в том что, покидая город, немцы заминировали все уцелевшие здания. Поэтому, в первую очередь, предстояла кропотливая работа по освобождению зданий и жилых домов от мин и фугасов. Взвод саперов 877-го отдельного корпусного батальона под командованием старшего лейтенанта Алексея Кузнецова был первым, кто приступил к этой опасной работе.

Всем трудоспособным минчанам выдавался специальный документ, который назывался «асабовая кніжка». Выдавалась она в исполкомах. На первую страницу книжки заносились общие данные граждан, в дальнейшем в ней указывались виды выполненных работ по восстановлению города, даты и количество отработанных часов. Была установлена и обязательная норма, которая равнялась 15 часам в месяц. В книге после отработки ставился штамп, на котором было написано «отработано».

В воскресенье 3 октября 1944 года состоялся первый массовый выход трудящихся города Минска на восстановительные работы, то есть на субботник, который, из-за того что состоялся в воскресенье, называли «воскресником». Данное решение, кстати, было принято официально на сессии горсовета. Есть и цифры по первому послевоенному субботнику. Они свидетельствуют, что трудиться вышло 33 тыс. человек, за 6 часов работы было отобрано, очищено и уложено в штабеля 1 316 000 штук целого кирпича, собрано 1 065 тонн разного металла, подготовлено 2 050 куб. м щебня, уложено в штабеля 403 куб. м бутового камня, очищено 15 500 кв. м городской площади, засыпано 2 500 куб. м ям и бомбовых воронок. Далее воскресники проходили каждую неделю, точнее, каждое воскресенье. Все эти работы носили пока неквалифицированный характер, непосредственно квалифицированных строителей-управленцев подключили немного позже.

Минск был разделен на три района: Сталинский, Ворошиловский и Кагановичский. В каждом районе было создано по десять прорабских участков. Для конкретного участка, возглавляемого прорабом, составлялся общий план работы и график очередности разборки разрушенных зданий. Прорабы вместе с десятниками обязаны были, наряду с проведением других мероприятий, подготавливать места для складирования материалов, а также обеспечивать их охрану. Работы проводились бригадами, прикрепленными к участкам, и для них определялись конкретные объекты. Особая роль отводилась бригадирам — непосредственным помощникам десятников. Именно бригадиры вели учет отработанного гражданами времени и делали соответствующие отметки в книжках. Ближе к зиме, кстати, за эти работы людям начали выплачивать денежное вознаграждение один раз в месяц, расценки за выполненные работы устанавливали строительные тресты.

Еще в разгар войны, в декабре 1942 года, в Москве состоялось заседание правления Союза архитекторов Беларуси. Вопрос, который обсуждался, — подготовка проектно-планировочной документации для восстановления населенных пунктов нашей страны. Были представлены эскизы и рисунки. Уже через месяц после освобождения Минска сюда прибыла комиссия по делам архитектуры при Совнаркоме СССР, после изучения состояния города был разработан новый проект, который назывался «Эскиз планировки Минска». Почти два года данный проект являлся главным документом, по которому восстанавливали наш город. Сам же генеральный план начали разрабатывать в институте «Белгоспроект» сразу после освобождения в 1944 году, первая редакция была готова к концу 1945-го, сам план утвержден в 1946-м.

Существенным минусом данного плана было то, что восстанавливать собирались только здания, которые, по мнению специалистов, «поддавались восстановлению» и не мешали реконструкции города. Все, что стояло на пути прочерченных схемой плана городских магистралей, подлежало неминуемому сносу. Так, в частности, Минск (в отличие, например от соседней Варшавы, также практически полностью сожженной и разрушенной) лишился своего замчишча на берегу Свислочи, были разрушены и многие уцелевшие довоенные здания.

Еще один интересный факт из истории восстановления послевоенного Минска. Первый конкурс на составление эскизного проекта застройки центра Минска был объявлен еще в ноябре 1944-го, всего было представлено 11 проектов, но ни один из проектов по разным причинам так и не был одобрен и принят. Следующий конкурс, который проводился в 1947-м, также не выявил ни одного победителя.

Что касается промышленных предприятий, их начали восстанавливать сразу после освобождения города. Минский автомобильный завод уже в октябре 1947 года выпустил первый грузовик МАЗ-205, который затем использовали при восстановлении и строительстве города Минска.

Есть сведения и о строительной технике этого периода. В первое послевоенного десятилетие на стройках широко использовались краны под названием «Пионер», шахтные подъемники, так называемые «краны в окно» (выдвигаемые в оконный проем балки с прикрепленными на конце блоками для троса). Башенные краны, поначалу грузоподъемностью в 1,5 тонны, впервые стали использовать в 1947-м при строительстве тракторного завода. Потом на МТЗ появились американские краны «Норд-вест» и «Бай-сити», переданные БССР по ленд-лизу. Первым объектом ближе к центру города, который впервые был построен при помощи башенного крана, стал дом ученых на улице Советской (1947), а ГУМ строился башенным краном «Деррик».

Кроме экскаваторов, кранов, бульдозеров и другой техники, на минских стройках широко применялись различные приборы и приспособления. Так, например, в 1848 году впервые был применен прибор Магала для нанесения первого и второго слоев штукатурки. Назван прибор был по фамилии инженера-строителя из Сталинграда (ныне Волгограда), который его придумал и сконструировал. Утверждается, что прибор заменял труд трех штукатуров.

В 1950-м был разработан и впервые применен пневматический способ отделки фасадов.

На стройках Минска появились и свои герои, один из них — каменщик-стахановец Денис Булахов, впоследствии Герой Социалистического Труда, почетный гражданин Минска — выполнял более двух норм за смену, именно он осуществлял кладку минского ГУМа.

Постепенно, благодаря работе квалифицированных строителей и простых рабочих под их управлением, Минск восстанавливался, появлялись новые здания, формировался облик города, который мы можем видеть и сейчас.

Автор: Александр Раутенко, специально для Stroyka.by