Минск — город восьми ремесел

Минск в разное время был центром княжества, воеводства, губернии, а теперь является центром республики. Как утверждает история, во все времена в нем жили рабочие люди — замечательные мастера своего дела. Речь сегодня пойдет об одном из ремесленных цехов — цехе гончарного, малярного и столярного ремесла.

Все ремесленники старались объединиться в цех. Самый старый документ, дошедший до наших дней, — это «Прывілей», который датируется 1591 годом, на основание цеха восьми ремесел: злотников, кузнецов, медников, слесарей, зегарников (часовщиков), мечников и ножевщиков. Минск, кстати, первоначально так и назывался — город восьми ремесел.

Цех непосредственно платил все налоги в магистрат, тем не менее, были и нелегальные ремесленники, которые не «вписывались» в тот или иной цех и соответственно не платили никаких налогов, таких людей называли «портач». Нужно отметить, что их регулярно штрафовали, так как зачастую их выдавали люди, которые легально работали в цехе.

В 1795 году в Минске была даже создана специальная организация, которая называлась Минская общая ремесленная управа. Управа стала надцеховым органом, который занимался приемом и исключением из цехов, сбором денег, следила за соблюдением законов. С такими функциями в таком виде управа существовала вплоть до 1917 года.

Несмотря на то, что цехи были очень разными, их устройство изнутри было у всех практически одинаковым.

Высшую ступень в цехе занимал «мастер», также его называли «цехмистр», далее за ним шли «товарищи», или, как они нам наиболее известны, «подмастерья». После курса обучения, проходившего, как правило, за границей, подмастерья допускались до экзамена, на котором делали так называемую «штуку» (дипломную работу) перед экзаменационной компанией. Позже «штуку» начали называть «миструшкой». Во Франции «штука» называлась «шедевр».

Ученик и подмастерье

Нижняя ступень в цехе принадлежала «ученикам», которых у нас называли «хлопцы». Это была самая многочисленная прослойка цеха, но несмотря на это, каждый из «хлопцев» при старательной работе мог постепенно продвигаться выше по цеховой иерархии.

Каждый цех имел свою печать, Устав и, конечно, знамя, которое называлась «хоругвой».

Ремесленники одного цеха стремились селиться в одном районе, на одной улице, ведь раньше не было общественного транспорта, чтобы добраться до работы.

Цех ремесел — гончарского, малярного и столярного всегда имел великий почет в экономике древнего Минска. Ведь именно в этом минском цехе впоследствии из малярного ремесла появилось отдельно строительное ремесло, а из столярного отдельная профессия — плотник. Официальной датой возникновения данного цеха считается 21 марта 1636 года, когда король Владислав IV дал привилегию и «Статут» этому цеху. На гербе цеха был изображен щит с мастерком и молотком. Это свидетельствует о том, что господствующее положение в цехе занимали каменщики.

Первоначально этот цех имел следующую структуру. Во главе было шесть цехмистров, или мастеров, по два мастера от каждой специальности, один православный, второй — католик. Полномочия цехмистра длились всего один год, их выбирали на общем собрании, один из атрибутов цехмистра — ключ или ключи, если было несколько замков, от цеховой «скарбонки» (сокровищницы), сейчас мы называем этот предмет сейфом.

Спустя год, после своего председательствования цехмистры делали отчет о своей работе по приходу и расходу из цехового «сейфа». Нужно отметить, что средства из цехового сейфа расходовались на разные цели: как на торжества, так и непосредственно на цеховые нужды: производство хоругви, печати, поддержание цехового здания, социальные нужды. Кроме того из сейфа при общем одобрении раздавались пожертвования, а также деньги тем, кто заболел — своего рода современный больничный. Разница была только в том, что после выздоровления, человек, которому были выделены деньги, должен был их вернуть. Деньги списывались только в случае смерти человека, причем каждое решение о выделении денежных средств принималось коллегиально голосованием. После отчета, если выбирали другого цехмистра, прежний передавал новому хоругву, печать и ключи. В целом такие отчеты делались один раз в две недели и назывались у нас «зграмаджэнне», причем если цехмистр по каким то причинам не провел такое собрание он выплачивал штраф, если кто-то из цеха не был на таком собрании, он также выплачивал штраф, который составляя в сумме 4 гроша.

Работа в цехе

Интересный факт, в минский цех могли вступать иностранцы, известно, что в описываемом цехе работал один итальянец и два немца. Наниматься в цех можно было во время проведения отчетного собрания, предупредив об этом мастера. На собрании человек рассказывал о себе и показывал примеры своей работы — своего рода современное резюме.

Все рабочие цеха, независимо от того, жили они на территории цеха, либо на территории города, либо на землях, принадлежавших церкви, подчинялись законам цеха, который в свою очередь подчинялся законам города. Законы были довольно суровы, но направлены, в первую очередь, на справедливость. Например, цехмистру не позволялось иметь более чем два заказа одновременно, третий он должен был отдать кому-то другому. Нельзя было перебивать товарищей по цеху на собрании, за это был положен штраф, также внушительные штрафы были за оскорбление «коллег по цеху» и в особенности за матерные слова. Так, если, например, человек работал целый день, но буквально за пять минут до окончания рабочего дня употребил матерное слово, он лишался заработка за весь отработанный день.

При скоропостижной смерти цехмистра, его обязанности сроком еще на 1 год и 6 недель переходили к его вдове. Если вдова выходила замуж повторно, за ней сразу же терялась право и юрисдикция цеха.

Мальчик-ученик

Ученики должны были отработать шесть лет, чтобы впоследствии двигаться по служебной лестнице дальше и стать впоследствии подмастерьями.

Автор: Александр Раутенко, специально для Stroyka.by